«Битва» экстрасенсов и профессионалов: почему в поисках Влада Бахова еще рано ставить точку

13.05.2019
21:37
«Битва» экстрасенсов и профессионалов: почему в поисках Влада Бахова еще рано ставить точку
Это уникальная для Смоленской области поисковая операция в демидовском лесу продолжается вновь и вновь. Корреспондент Smolnarod во второй раз побывал на месте, где пропал Влад Бахов, а также прошел пешком около двенадцати километров вместе с поисковиками отряда "Сальвар", добровольцами, родителями ребенка и просто неравнодушными смолянами.

17 часов на ногах, включая дорогу… Только после этой поездки пришло ощущение всего масштаба «бедствия», стал немного понятен адский труд тех людей, которые уже второй месяц приезжают в лес, чтобы найти хоть какие-то зацепки. Их пока нет. Следствие тоже молчит, не считая промежуточные итоги работы правоохранительных органов, представленные не так давно для СМИ.  Эту историю многие пытаются окрестить тайной, покрытой мраком. Жути добавляют экстрасенсы, которые активно пытаются помочь в поисках. Либо запутать родителей. Наверное, когда ребенка нет так долго дома, поверишь во что и в кого угодно – даже сверхсилы.

Поиски могли бы не состояться?

На 11 мая была заявлена крупномасштабная операция в демидовском лесу по поискам Влада Бахова. Предполагалось, что если соберется огромное количество людей, то можно будет пройти около 13 километров важной траектории леса, растянувшись цепью от 50-ти до ста человек и поставив через каждые десять человек старших групп «Сальвара».  Это помогло бы закрыть огромную «дыру» на поисковой карте. В субботу пошел сильный дождь. Ливень не прекращался в течение нескольких часов. И, если честно, закрались сомнения, приедут ли люди.

Мы выехали на место операции ранним утром – и в 9:00 уже были в штабе, который стал отправной точкой для всех поисков. Именно там день рождения, которое праздновали 13 подростков, закончилось исчезновением Влада. 

Итак, раннее утро. На месте – никого… Только мать, отец и отчим Влада. Небольшая паника присутствовала. По крайней мере, мама Влада – Настя – казалось, не совсем верила, что хоть кто-то приедет, помимо «своих». Но все сомнения были направсны. По настоящему неравнодушные люди есть.

 Народ начал подтягиваться. Пока ожидали «Сальвар», других добровольцев, отряд полиции, решили самостоятельно выбрать территорию для «прочеса» – вместе с друзьями и коллегами родных и близких Влада Бахова.

«От чего будем отталкиваться, чтобы не терять времени?», – уточняю я у Ивана Фадеева (отчима мальчика).

«Сейчас решим, – уверенно говорит он. – Нам постоянно звонят экстрасенсы. У них версий много, иногда даже пугающих. Но мы прорабатываем каждую из них. Например, есть на сегодняшний день одна, которую повторяют почти точь-в-точь несколько человек. Не могу раскрыть всех подробностей того, что говорят эти «люди из потустороннего мира». Но подчеркну, что версий очень много. Сейчас можно отработать и проверить информацию о том, что Владика нужно искать вдоль реки (той самой, где собака на начальных этапах потеряла след Влада– прим.ред.), на открытой болотистой местности)».

К тому моменту собралось около десяти человек. И мы пошли – вдоль реки, извилистой и весьма протяженной. Промозглый дождь в лицо, ветер. Но погодные условия реально были абсолютно всем «по барабану» – что женщинам, что мужчинам. Иван «нырял» в болотины; и один, с палкой в руках, проходил их почти вдоль и поперек. Так, незаметно пролетели почти два часа.

Версию экстрасенсов отработали. Но в тот день результата она не принесла, хотя ребята-активисты продолжали там «прочесывать» в течение дня. А нам с Иваном нужно было возвращаться в штаб.

«Битва» экстрасенсов

Экстрасенсы активизировались с самого начала поисков Влада Бахова. Люди звонят и пишут родителям не только из Смоленска и области, но и из других регионов нашей страны, а также за рубежа.

«Работа ведется экстрасенсами. Есть и поисковики-экстрасенсы. Некоторые приезжают на место, в лес. Другие пытаются передать информацию дистанционно или приглашают нас к себе. Конечно, мы приходим в шок от тех версий, которые они выдвигают. И убили, и расчленили, и закопали там-то и там-то. Кто-то рассказывает о том, что труп Влада вывезли, что его «похоронили» подальше от Демидова. И даже называют «кладбищенские места». Звучат до сих пор версии, что Влад жив, его удерживают. Влада где-то до сих пор якобы продолжают видеть – в Смоленске, в области. Да, информации очень-очень много. Никогда бы не подумал, что у нас столько «видящих» людей. Но нам нужно отделять правду, возможные версии, от лжи. Это весьма сложно. Но мы знаем, как работать со всей поступающей информацией. У меня своя команда. Всё отрабатывается. Я постоянно со всеми на связи. И всем очень благодарен за помощь.  Правда, встречаются и мошенники, которые просят нас перечислить то полторы, то три тысячи рублей – и якобы рассказать точные сведения, где Влад, что с ним произошло в тот день. Я ни в коем случае не забираю свои слова обратно. Вознаграждение объявлено! 300 тысяч рублей мы готовы заплатить. Но только за правду. Даже пускай самую невероятную, но правду, которая нас приведет к конечному результату!», – рассказал Иван Фадеев.

По болотам, по пояс в воде

В штабе к 11:00 собрались около ста человек – «сальваровцы», активисты-добровольцы, стражи порядка. Полиция отрабатывала свой маршрут с егерем. Остальными собравшимися руководил «Сальвар». Они разбивали людей на группы – в среднем по шесть человек. Новичков «разбрасывали» с более опытными товарищами. Также в каждой группе были «старшие». Организация и продуктивность действий в коллективных поисках – прежде всего. Люди приехали не по лесу гулять, а искать человека. Дисциплина, постоянная связь с координатором поисков, обязательны. Иначе смысла нет просто «бродить». Как всегда, задача «сальваровцев» –  выстроить всех в одну линию на заданном участке леса, по 5-7 метров друг от друга, чтобы «закрыть» в конечном итоге траекторию поисков, при этом не сбившись с пути, не уйдя с маршрута.

Нашей группе предстояло пройти достаточно большой «квадрат» (специальное обозначение местности – прим.ред.)  – 1,5 км на по 500 метров. Что здесь главное? Не терять из виду друг друга, стараться идти в одном темпе, одной ровной линией, по компасу, заданным координатам – и не терять азимут. Если кто-то отстает – ждать, кто-то сбивается с пути – контролировать и «выравнивать» зону «прочеса».

Лес безграничен.  Тут хоть «волком вой», но нужно идти –– сквозь бурелом и по очень болотистой местности. Канавы, рытвина, куча других «препятствий» на твоем пути.  Напролом. Ветки хлещут по лицу. Руки мерзнут. Ноги как ватные. Но по другому – никак. Мои резиновые сапоги наполнились водой еще утром, а ходить в них пришлось до самого вечера. Мне, как новичку, никогда не принимавшему участия в поисках людей, изначально показалось, что это невыносимо. Причем как физически, так и морально. Но это чувство довольно быстро ушло. Все идут – и ты идешь. Сказать «не могу» невозможно. Это значит почти «сорвать» операцию своей группы.

Хотя мы с поставленной задачей справились. Наша «Лиса» (специальное обозначение групп в поисках «сальваровцев» – прим. ред.) смогла осилить «квадрат» за пять часов – с привалами на отдых по 3-5 минут. Свою «дыру» на карте поисков мы закрыли. И даже в тот момент выглянуло солнце. Показалось, что все-таки сил может хватит и еще на пять часов, хотя было пройдено уже около десяти километров за весь день.

«Да я готов хоть до ночи. А можно и ночные поиски организовать. Уже месяц так. Мне хватает сил. Потому что я хочу знать, где мой сын. Что могло с ним произойти», – говорит мне Иван.

Труд поисковиков – реально адский. Описывать его нет смысла. Можно сказать лишь одно: если хотите помочь и испытать всё на себе – приезжайте в лес… Поиски не остановлены.

Об операции мы побеседовали с координаторам поисков Юрием Василевичем.

В лесу поиски еще будут продолжаться и почему? Есть ли силы и желание у ваших ребят?

– Как я и говорил ранее, есть разные догадки, версии. Но мы, поисковики, не можем воспринимать как факт, что Влада в лесу нет. То, что мы сегодня (11 мая – прим.ред.) собрались таким составом, это вообще неожиданно. Удалось исследовать зоны болот, что хорошо. Территорию, которую выбрали сегодня, показала, что полностью «прочесать» ее почти невозможно, как бы нам не хотелось. То есть ходить там можно, но зачесать нет. Болота, болота… Это, грубо говоря, убийственно для людей. Думали закроем большое количество территории. А вышло так, что только две «лисы» отработала 1,5 км на 500. Единственная группа сделала так, как надо. Многие не могут просто идти – везде болото!

Но в целом объем работ еще велик. Что касается сил и желаний «сальваровцев», это наша работа. Вопрос в другом – в мотивации. Наши ребята должны четко понимать, зачем едут в лес. Что есть наша работа? Поиски! А значит, мы отрабатываем версию, что Влад здесь. На данный момент нам надо максимально «зачесать» шесть километров – та зона, куда предположительно мог дойти Влад. Ведь мы же говорим про здорового молодого человека. И главный вопрос: как далеко он мог уйти, в каком бы он не был состоянии.

Задача минимум, по возможности, все-таки «дочесать» лес, по нашим незакрытым маршрутам.  Другой вопрос, который прорабатывается, – дороги. Думаем над этим. Третий момент, который вызывает сомнения, это ночные прочесы, которые сейчас по умолчанию определяются как закрытые. На начальных этапах поисков было сделано очень многое. Но сейчас в них (в ночных поисках – прим. ред.) уже нет, скорее всего, смысла.

Погода играет роль?

– Для отряда нет. Для простых людей возможно. Наши поисковые операции в целом часто идут осенью. Это нормально. Дождь, ливень, собачий холод. В этом состоянии постоянно и живем. Поэтому мы готовы работать в любых условиях.

История с исчезновением Влада для вашего отряда «Сальвар» нова?

– Это не феномен в целом. Уникально всё это тем, что мы изначально не знаем все вводные произошедшего в тот день. Мы просто за отправную точку берем показания его товарищей. Но не факт, что после того, как они уехали, а он остался, ситуация не изменилась.

Я не хочу ставить под сомнения все остальные версии (помимо леса – прим.ред.), потому что мы не знаем, что произошло. А могло произойти всё, что угодно – даже без участия этих подростков из компании, отмечавшей день рождения.

Все ребята прошли полиграф. Нужно только понимать такой момент: когда идет один человек на детектор, то это одно. А когда идут 12… Тут даже дело не в вопросах полигрофолога. А в реакции этих 12 человек. Внутри их компании ничего не случилось. Возможно, это на самом деле так. И полиграф не подтверждает, что они врут. К тому же те видео, которые мне удалось посмотреть, ничего не говорят о криминальной версии. Компания праздновала, пили, смеялись… Другой вопрос, что произошло за рамками этого мероприятия, когда они уже уехали. Вышел Влад из леса? Сбили, увезли куда-то, съели медведи… Но все-таки подчеркну, что пока, в моем понимании, он находится в лесу. Как с этим работать? Приходится учитывать, что уже сделали и переделали. Повторюсь, что для нас важно понимать, какая мотивация будет у наших ребят. Приезжать и дальше искать? Дело в том, что когда поиски не заканчиваются никаким результатом, у людей теряется мотивация. Его нет в лесу – зачем ехать? Тогда люди, конечно же, выстраивают свои приоритеты – поехать на огород посадить картошку, нежели выбраться на поиски.

По вашему мнению, могли подростки забыть про Влада, быстро не заметить или не сообразить, что он пропал? Не пойти его самостоятельно искать?

Всё очень просто. Это пьянка. Никто никого не контролируют! Это обычная история как среди подростков, так и взрослых людей. Возвращаясь к истории с исчезновением Влада,  никто не знает достоверно, что и в какой момент произошло 6 апреля.. Полиграф косвенно подтверждает, что подростки не врут. Они говорят так, потому что они так думают. Потеряли, допустим, в пять вечера и всё. Поймите, никто не отслеживает в пьяной компании – вот «этот друг» может потеряться. Нет ответственности в пьянках. Ты не можешь предположить, кто может вдруг пропасть.

Как вы сами относитесь ко всему произошедшему?

– Вообще каждый раз, когда мы приезжаем сюда, для меня он как последний. У нас нет вводных по тому вечеру. В этом и уникальность. В практике такое впервые. Мне уже и сны снятся про эту историю… Но мы вынуждены ногами топтать то, что можем топтать. К тому же мы не прекращаем и другую  работу. У нас есть специальная группа людей, которая занимается картографией, изучает все, что мы прошли, проводит анализ. 50 раз на дню нам звонят какие-то люди, которые предлагают нам свои версии происходящего. Мне даже какой-то типа дар передавали.  Хотелось бы, конечно, версии, которые можно было действительно отрабатывать. Сейчас их нет. Но есть большой общественный резонанс. Это даже можно оценить по нашей группе «ВКонтакте». Поиски Влада – куча лайков и репостов.

Ни положительного, ни отрицательного результата пока нет

«По поискам ни положительного, ни отрицательного результата пока нет. Мы искреннее благодарим всех людей, приехавших на поиски Влада, несмотря на плохую погоду и дождь – всё-таки более ста человек. Спасибо «Сальвару», волонтёрам, друзьям и полиции. В субботу были тяжелые, болотистые отрезки, но это никого не остановило – все шли напролом. Точечные поиски продолжатся. Также в скором времени пройдут очередные большие поиски, снова нужны будут люди. Осталось закрыть небольшую территорию, чтобы точно сказать – Влада в лесу нет. И полностью переключиться на криминальную версию. Ещё раз выражаем глубокую благодарность всем не равнодушным людям. Не успели пройти эти поиски, как люди уже снова звонят и пишут, с вопросом о том, когда будут следующие большие поиски. Уже в эту субботу пройдут очередные массовые поиски Влада», – рассказал Иван Фадеев.

По материалам издания Smolnarod. Полный фоторепортаж смотрите ЗДЕСЬ.

Fishka2323

Лента новостей

Реклама

Комментарии (0)

Войдите, чтобы оставлять комментарии

Or log in with...

Новости партнеров

Найдите нас Вконтакте